Последние комментарии

  • Виктор Виктор12 декабря, 17:47
    хрень какая-то. ни одной знакомой фразы. может это америкосы?27 фраз, которые говорят нам автомеханики в автосервисе
  • Алёнка 66612 декабря, 17:33
    Знаю этот пост под Тверью - сволочи редкостные "Я на дороге поставил танк, а вы его убили!"
  • Альберт Бабак12 декабря, 17:27
    Даже без таких "препятствий", есть шанс так "кувыркнуться" с этой "вертушки", привязанной к машине, что потом врачи н...Верхом на "ватрушке" – на тот свет

Ретро автомобили. "Забытый изобретатель"

Забытый изобретатель

В августе 1888 года родился Пьер Фенай – изобретатель шарнира равных угловых скоростей Tracta, положившего начало массовому производству передне-, а затем и полноприводных автомобилей. В этом году мы отмечаем 130 лет со дня его рождения

Известно, что первым механическим экипажем с передним приводом была построенная еще в 1769 году паровая телега Кюньо.

Затем об этой схеме благополучно забыли до начала ХХ столетия, когда ее использованием занялась фирма Latil, выпускавшая «моторные передки» – колесные блоки с рулевым управлением, двигателем и коробкой передач. Установив передок на любой конный экипаж, можно было превратить его в автомобиль. Но вскоре фирма свернула их производство за отсутствием спроса. Вернулись же к идее переднего привода лишь в 1920-х, когда Фенай изобрел шарнир равных угловых скоростей (ШРУС), назвав его Tracta.

Пьер Фенай родился в одной из самых богатых и влиятельных семей Франции. Его отцу Морису страна обязана своей нефтяной промышленностью, так что для молодого человека были открыты любые дороги. Он получил блестящее образование, но не пожелал влиться в семейный бизнес и отправился в «самостоятельное плавание». Друзья позже вспоминали, что одной из основных черт его характера было стремление выделиться любой ценой, произвести эффект, удивить окружающих…

Семь лет жизни Фенай-младший посвятил военной карьере, участвовал в Первой мировой войне. По роду службы ему приходилось иметь дело с машинами – правда, вспоминать об этом периоде своей биографии он почему-то не любил.

ПЕРЕДНИЙ ПРИВОД ИЛИ НИЧЕГО!

После войны Пьер занялся конструированием узлов и деталей для автомобилей и в начале 1920-х годов благодаря нескольким удачным разработкам добился известности. В частности, одним из его серьезных достижений стала усовершенствованная коробка передач. Вслед за этим Фенай построил… паровой автомобиль, получившийся, мягко говоря, не совсем удачным: удушающий выхлоп, попадая в кабину, доводил седоков до потери сознания. Помимо самого конструктора, ездить на нем не решался никто! Зато изобретатель мог купаться в лучах славы, демонстративно разъезжая на этом «монстре» в клубах пара. Понятно, что Фенай-старший не одобрял подобных выходок сына и, пытаясь наставить его на путь истинный, сильно урезал в средствах.

К тому времени Пьер активно занимался конструированием шарнира равных угловых скоростей и мечтал построить переднеприводную машину. Кроме того, он, как и многие люди своего круга, являлся большим почитателем автогонок, на почве чего и познакомился со своим будущим компаньоном Жан-Альбером Грегуаром.

Грегуар тоже происходил из состоятельной семьи, но рано лишился родителей. Это был блестящий молодой человек, выпускник «Эколь Политекник» – кузницы технической элиты Франции. Там он умудрился получить сразу два образования – инженерное и юридическое. Помимо этого, он обладал престижным автомобилем Amilcar Grand Sport.

Вскоре молодые люди подружились настолько, что решили вместе участвовать в гонке Монте-Карло, проходившей в январе 1925 года. Они своими руками подготовили Amilcar к состязаниям и показали вполне достойный результат, хотя призов не взяли. Тогда-то, видимо, и появилась идея самим построить автомобиль и попытать счастья уже на нем.

В 1926 году Пьер Фенай получил патент на шарнир равных угловых скоростей Tracta. Он намеревался открыть компанию по производству ШРУС и выпуску переднеприводных автомобилей. Но для этого требовались деньги, а их как раз и недоставало. Жан-Альбер спустил свои сбережения на покупку гаража в Версале, где работала группа великолепных механиков, а у Пьера средств просто не было. Тем не менее Фенаю настолько хотелось попробовать свое новое изобретение в деле, что он поставил другу условие: «Либо мы делаем машину с передним приводом, либо – ничего». Грегуару пришлось согласиться.

Как это иногда бывает, выйти из сложной ситуации помог случай. Отец Феная, судя по всему, пристально наблюдавший за успехами сына на конструкторском поприще, решил оказать ему помощь. Но, не желая делать это напрямую, пригласил для деловых переговоров Грегуара. Позже тот напишет о той встрече: «Морис Фенай расположил меня к себе. Он долго расспрашивал о деловых новостях. Наконец с улыбкой на лице спросил меня:
– Я полагаю, вам не хватает денег?
– Да, месье.

Тогда он выписал чек, который позволил спокойно работать на протяжении нескольких месяцев».

Новое предприятие назвали так же, как и шарнир, – Tracta. Уже в 1927 году специально для участия в 24-часовой гонке в Ле-Мане друзья построили одноименную модель. В ходе испытаний выяснилось, что переднеприводный автомобиль ведет себя на дороге превосходно, но при этом пилоту надо привыкать к особенностям поведения машины и осваивать новые приемы управления.

ФАТАЛЬНАЯ АВАРИЯ

Боевым крещением для детища Феная и Грегуара должна была стать 24-часовая гонка в Ле-Мане. В случае успеха она явилась бы лучшей рекламой переднего привода, поэтому компаньоны были настроены сражаться за победу. В команду вошли четыре пилота – Грегуар, Фенай, его родственник Этьен Буссо и Арман Бурсье, а также два механика – Герен и Тибодон.

За несколько дней до гонки участники начали съезжаться к месту старта – в городок Мюльсан. Когда команда «Тракта» прибыла туда, все гостиницы и гаражи оказались переполнены. А поскольку старт был назначен на вечер субботы 18 июня, то Фенай предложил провести ночь пятницы в его замке в Шателье, а утром вернуться назад. Все с радостью согласились, однако механикам пришлось остаться, чтобы подготовить автомобиль к старту. В распоряжении веселой компании было принадлежавшее Фенаю спортивное купе Panhard 20CV.

Благополучно добравшись до замка и переночевав там, друзья утром отправились обратно в Мюльсан. Место за рулем занял Этьен Буссо, намеревавшийся лишний раз «потренироваться перед гонкой». Фенай, зная его агрессивную манеру вождения, возразил было, но тот настоял на своем и компания тронулась в путь. Примерно час спустя, на длинном вираже при въезде в город Арнаж, водитель допустил непростительную ошибку, и Panhard на полном ходу вылетел в кювет.

Виновник аварии практически не пострадал и помог друзьям выбраться из искореженного автомобиля. У Бурсье было раздроблено колено, Грегуар получил контузию, его тело сплошь покрывали ушибы и кровоподтеки. Но больше всех пострадал Фенай, на лбу которого зияла огромная рана. Казалось, что он вот-вот умрет. Когда пострадавших доставили в больницу, Пьер Фенай был уже в коме. Бурсье пришлось срочно оперировать, а Грегуара уложили в палату, чтобы понаблюдать за его состоянием…

Самое любопытное заключалось в том, что Грегуар, находясь в крайне возбужденном состоянии, сбежал из госпиталя, добрался до места старта и сумел-таки принять участие в гонке. По понятным причинам, результат не был рекордным, но и в число аутсайдеров команда тоже не попала. Передний привод вполне обнадеживал, поэтому Грегуар решил продолжать выступления в Ле-Мане и в следующем сезоне выставил уже несколько переднеприводных автомобилей.

А вот Пьеру Фенаю не повезло, он так и не восстановился после травмы. Права на управление компанией и использование патента на изобретенный им шарнир перешли к Грегуару. Причем он настолько преуспел в пропаганде и распространении изобретения своего друга, что современники не только называли его «апостолом переднего привода», но и приписывали ему изобретение.

Что же касается Феная, то об изобретателе вскоре позабыли. И хотя он прожил еще некоторое время, днем его смерти вполне можно считать 18 июня 1927 года.

Источник ➝