Российские «скорые» переводят на аутсорсинг. Водители протестуют

 

Шоферам скорой помощи предлагают стать индивидуальными предпринимателями или самозанятыми

В нескольких регионах России автомобили скорой помощи используют по системе аутсорсинга, а водителям предлагают стать индивидуальными предпринимателями или самозанятыми. Эта система вызывает протесты — и со стороны водителей, и со стороны врачей. С декабря 2019 года в Самаре регулярно проходят акции протеста медиков и водителей машин скорой помощи. Они выходят на пикеты с плакатами «Нет коммерциализации скорой помощи!

» и «Нет аутсорсингу!». Причиной недовольства стало решение местных властей с мая 2020 года передать на аутсорсинг все автомобили скорой помощи в городе — за исключением реанимобилей.

Аутсорсинг — это когда компания или учреждение использует не собственные мощности, а приобретают услуги у сторонних организаций. В данном случае — перевозки на «скорых»

.«Скорые» вместе с водителями в Самаре будет предоставлять частный подрядчик, который пока не выбран. Работники скорой помощи опасаются, что «частники» не справятся с работой.

 «Что если произойдет катастрофа на нефтеперерабатывающем заводе? Я туда поеду, я человек подневольный, я практически в строю. А тот, кто работает на частника, если и поедет туда, то остановится километров за пять, чтобы не подвергать опасности машину — он за нее отвечает. И никто его не привлечет к ответственности за неоказание медицинской помощи», — рассказывает Би-би-си водитель самарской «скорой» Александр Митрофанов.

Митрофанову, как и его коллегам, грозит сокращение из-за перевода водителей на аутсорсинг. Всего в Самаре оно может затронуть 275 водителей и 13 специалистов — это механики, диспетчеры и другие. Об этом минздрав уведомил самарское отделение профсоюзной организации «Действие». Водителям предлагают устроиться в частную компанию. Если, например, Митрофанов согласится на это, то он продолжит водить «скорую», но уже как сотрудник частной компании.

«Работая в скорой помощи, мы не имеем права бастовать. Работая на частника, бастовать можно. В других регионах такие примеры уже были», — рассказал Митрофанов. Закон действительно запрещает работникам скорой помощи бастовать.

Тем, кто откажется, предложат работу на станциях скорой помощи не в Самаре, а в Самарской области, пишет «Самарское обозрение» со ссылкой на минздрав региона. Водителей скорой помощи переводят или уже перевели на аутсорсинг в нескольких регионах России. На этом рынке есть два крупных игрока — и на него собирается выйти госкорпорация «Ростех».

Зачем нужен аутсорсинг скорой помощи?

Аутсорсинг машин скорой помощи появился в России около 10 лет назад. Инициатива исходила от предпринимателей, которые предложили восполнить дефицит автотранспорта в скорой помощи, рассказывает Би-би-си Ильдар Миннуллин, завкафедрой скорой медицинской помощи и хирургии повреждений Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета.

Машин в скорой помощи действительно остро не хватало. Их возраст не должен превышать пяти лет: работая круглосуточно, за это время они вырабатывают свой ресурс.

В 2012 году 61% автопарка скорой был старше пяти лет, говорится в статье «Автопарк скорой медицинской помощи в Российской Федерации», опубликованной учеными Санкт-Петербургского НИИ скорой помощи имени Джанелидзе.

«Мы оцениваем введение аутсорсинга в этот период как вынужденную меру. Не было у государства и регионов достаточно средств для того, чтобы закупать автомобили скорой помощи», — объясняет Миннуллин.

Хотя проблема не решена полностью, сейчас этот вопрос не такой актуальный, как восемь-десять лет назад, считает Миннуллин: у регионов появились деньги на обновление автопарка. Тем не менее в 2017 году около 43% автомобилей «скорой» служили дольше пяти лет. В последние три года деньги на закупку выделяются и из федерального бюджета.

Рекомендует ли аутсорсинг минздрав России?

В 2014 году министерство решило «воздержаться от рекомендаций регионам отдавать автопарк “скорой” на аутсорсинг», говорила Вероника Скворцова, которая тогда занимала пост министра. А уже в 2016 году минздрав оценивал опыт аутсорсинга как «позитивный». «Состояние машин хорошее, комплектация правильная», — рассказывала Скворцова.

Перевод водителей и машин скорой помощи на аутсорсинг происходит на фоне реформы здравоохранения, которая началась в 2012 году. Тогда президент Владимир Путин издал «майские указы», поручив существенно повысить зарплаты медицинского персонала.

У многих клиник фонд оплаты труда стал отъедать большую долю бюджета. На капитальных расходах, а также зарплатах немедицинского персонала, они старались экономить.

Рынок из двух крупных игроков

На рынке аутсорсинга автомобилей скорой помощи работает две крупные компании — группа компаний «Феникс» и «Эффективная система здравоохранения». «Феникс» (бренд «Новоскор») считается пионером этого рынка, компания работает уже больше 10 лет. Она принадлежит пермскому бизнесмену Евгению Фридману, следует из базы СПАРК.

С 2011 года, как показывают самые ранние данные, доступные на сайте госзакупок, связанные с «Фениксом» компании получили госконтракты по аутсорсингу автомобилей «скорой» вместе с экипажами на сумму как минимум 2 млрд рублей. Компания работала в Перми, Волгограде, Уфе и других городах.

«Эффективная система здравоохранения» работает с 2013 года. Она принадлежит Даниле Барышникову, по данным «Коммерсанта», это сын члена правления «Газпром нефти» Владислава Барышникова. Выйдя на рынок в 2013 году, компания выиграла контракты на сумму больше 5 млрд рублей, в том числе в Вологодской, Архангельской, Ленинградской областях, в Чувашии и других регионах.

В некоторых регионах работают местные подрядчики — например, «Волгоградская неотложка» и «Автотранском» (Башкирия). На этот рынок готовится выйти и «Ростех», создавший свою компанию «РТ — Скорая помощь».

«В течение прошлого года компания собирала и анализировала информацию о состоянии автопарка скорой помощи для определения потребностей регионов. На основе этих данных “РТ — Скорая помощь” сформировала пакет предложений и готовится выйти с ними на рынок», — сообщили Би-би-си в компании.

Проблемы в Екатеринбурге: самозанятые и переработки

Введение аутсорсинга не всегда проходит гладко. Причем проблемы возникают даже в городах, где эта система работает уже несколько лет. Например, в Екатеринбурге. По системе аутсорсинга в городе работает три из 13 подстанций скорой помощи. За это время подрядчики сменяли друг друга как минимум два раза. До недавнего времени подрядчиком была компания Барышникова, а новый тендер выиграл «Феникс».

77 водителей отказывались выходить на работу после 1 февраля из-за смены подрядчика. Водителей не устроили условия труда, которые тот предложил. Основная форма трудоустройства, по которой работают водители в «Фениксе» Фридмана — индивидуальное предпринимательство (ИП). Он пояснил Би-би-си, что все водители, работающие в его компании (650 человек в нескольких регионах), оформлены именно так.

В Екатеринбурге «Феникс» предложил водителям эксперимент — оформить самозанятость. Это похоже на ИП по сути, но проще по налогообложению. Ни индивидуальные предприниматели, ни самозанятые не являются сотрудниками компании, оформленными по трудовому договору.

Именно этим недовольны водители.

 
«У самозанятых и индивидуальных предпринимателей нет оплаты отпуска, больничного, за этот период начисляется минимальная пенсия», — говорит председатель профсоюза «Действие» Андрей Коновал.

Работать по трудовому договору водителям, впрочем, тоже предложили — но за очень низкую зарплату: 18 тысяч рублей в месяц за ставку. А в качестве самозанятых — за 25 тысяч рублей (1,5 тысячи из них надо будет отдать в качестве налогов). Два водителя сказали корреспонденту Би-би-си, что в компании Барышникова они получали 22−26 тысяч рублей по срочному договору с учетом переработок, плюс доплаты за работу в праздничные дни. У них был отпуск и больничные.

Фридман настаивает, что условия по договору он предложил те же, что и предыдущий работодатель. По его подсчетам, достичь заработка в 26 тысяч рублей при прежнем договоре водители могли, только если бы они работали примерно 240 часов каждый месяц, в то время как одна ставка предполагает 168−180 рабочих часов. Переработки свыше 120 часов в год запрещены по Трудовому кодексу, напоминает он.

Однако один из водителей, с которым удалось поговорить Би-би-си, отрицает, что переработки превышали норму. Но другой признал, что отработал в одном из прошлых месяцев 320 часов — почти в два раза больше нормы.

В компании «Эффективная система здравоохранения» отказались разговаривать с корреспондентом Би-би-си.

Прокуратура Свердловской области начала проверку того, соблюдаются ли права водителей при переходе к новому подрядчику.

30 января, выяснилось, что водители и «Феникс» все-таки пришли к компромиссу, «Нам предложили нормальные договоры со всеми соцпакетами», — сообщил в «Инстаграме» водитель по имени Аркадий. Тем не менее, два екатеринбургских водителя, с которыми поговорила Би-би-си, говорят, что все-таки предпочли бы работать в государственной службе. Помимо гарантий и соцпакета там выше зарплата. Как сообщили в пресс-службе горздрава Екатеринбурга, в 2019 году она составила 36 тысяч рублей до вычета налогов. Это на четверть больше, чем-то, что водители получат в частной компании.

Коновал из профсоюза «Действие» считает, что опытные водители будут уходить из скорой.

«С такими формами трудоустройства, как срочный договор, самозанятость и индивидуальное предпринимательство мы рискуем потерять квалифицированных специалистов. Нет гарантий, что они будут трудоустроены по этой профессии — работодатель может прекратить сотрудничество после истечения срока договора», — говорит он.

Где еще недовольны

Водители «скорых» протестовали не только в Самаре и Екатеринбурге.

В 2018 году в Йошкар-Оле бастовали водители, работающие на «Эффективную систему здравоохранения» а в Уфе — работники ООО «Автотранском». Они даже провели 30-минутную забастовку — не выезжали на вызовы. В ноябре 2019 года контракт с «Феникс-Менеджмент» расторгли в Копейске, городе-спутнике Челябинска. Водителям регулярно задерживали зарплату, а автомобили, поставленные по контракту, оказались не новыми. Контракт был заключен в 2018 году, его сумма составила 69 млн рублей.

В Нижневартовске и Архангельске водителям тоже задерживали зарплаты. В 2012 году с компанией Фридмана судилось правительство Волгоградской области — компания поставила меньше машин, чем требовалось по контракту. Контракт с подрядчиком тоже впоследствии расторгли. Из-за  условий труда митинговали водители «скорой» и в Новокуйбышевске (Самарская область).

Там водители жаловались на отсутствие надбавок и на то, что должны ремонтировать машины за свой счет.

Депутаты законодательного собрания Пермского края, одного из первых регионов, передавших «скорую» на аутсорсинг, предлагали постепенно отказаться от него. В 2017 году в Кировской области стали восстанавливать государственный парк скорой помощи после работы с «Эффективной системой здравоохранения»: водители были на грани забастовки из-за  задержек зарплаты. Экономически эксперимент тоже оказался неэффективным.

Источник ➝

Откуда берутся «люди с тысячей штрафов»?

Откуда берутся «люди с тысячей штрафов»?

Недавно "АвтоСреда" сообщала о задержании на Рублево-Успенском шоссе нарушителя-рекордсмена, уже совершившего 2126 дорожно-транспортных нарушений. Теперь выясняется, что он такой далеко не один - по данным ГИБДД, как минимум 73 россиянина имеют по более чем по тысяче неоплаченных штрафов за нарушения ПДД. И больше мириться с этим вопиющим фактом правоохранители не будут. 

Как сообщает "Российская газета", с прошлой недели в масштабах всей страны совместно с судебными приставами ведется крупнейшая спецоперация, в рамках которой должников на колесах разыскивают и лишают их самого дорогого им - автомобиля.
Катализатором стало ДТП на Бутырской улице в Москве, совершенное уличным гонщиком Тимофеем Сушковым. Его автомобиль выехал на встречную полосу, в столкновении с другой машиной погибла молодая девушка, ехавшая в автомобиле с Сушковым. Впоследствии выяснилось, что за молодым человеком числятся 650 штрафов, причем 35 оформлены непосредственно на него, а остальные на владельца автомобиля, который, как выяснилось, скончался 2 года назад.

Ранее ситуация осложнялась тем, что многие из любителей игнорировать штрафы зарегистрированы в одном регионе, а живут (и, соответственно, регулярно нарушают) в другом. Как правило, в Москве. Получалось, что информация об огромном массиве накопленных штрафов отправлялась в региональный отдел судебных приставов. А местный пристав, узнав, что должник давно не живет по прописке, просто терял интерес к нему.

Теперь же процедура поменялась. Когда, допустим, саратовскому приставу приходит информация о том, что местный житель постоянно нарушает ПДД в столице, он оформляет розыскное дело и передает его своим московским коллегам. Те подключают сотрудников ГИБДД, которые в режиме онлайн отслеживают перемещение автомобиля должника. Затем передают информацию ближайшему патрулю или на пост, и автолюбителя тормозят. Пока автоинспекторы пробивают водителя по своей линии, идет звонок приставам, чтобы они выдвигались на встречу с должником. Те оперативно приезжают и арестовывают автомобиль. Впоследствии, если должник не погасит в установленный срок все задолженности, машина уйдет с молотка. А вырученные средства пойдут на погашение имеющегося долга.

После того, как сотрудники Госавтоинспекции и приставы разберутся с 73-мя должниками, у которых более 1000 штрафов (трое москвичей из этого списка и вовсе имеют более чем по 2 тысячи штрафов каждый), они приступят к отработке следующей категории нарушителей, на счету которых от 100 до 1000 штрафов. Таких по России на сегодняшний день около 10 тысяч человек. Примерно половина из них - в Москве и Подмосковье.

Кстати, немало неплательщиков и среди юридических лиц. Как правило, это таксопарки и каршеринговые компании. Рекордсмен - 27 тысяч неоплаченных штрафов.  Свыше тысячи штрафов имеют на сегодняшний день 180 компаний. Еще 3 тысячи юрлиц имеют на своих счетах от 100 до 1000 штрафов.

В Госавтоинспекции отмечают, что с юрлицами по задолженностям работать проще, их отлавливать на дороге не приходится. Правда, некоторые фирмы могут внезапно оказаться банкротами.

Но в целом ситуация с оплатой штрафов автолюбителями улучшается. По итогам 2019 года, около 84 процентов российских автолюбителей оплатили штрафы в течение предоставляемых для этого 2 месяцев. Если брать по регионам, то дисциплинированней всего водители Ивановской, Кировской, Курской областей, республик Коми, Татарстан и Чувашия. Там показатель - под 90 процентов. Хуже всего ситуация с платежами штрафов на Северном Кавказе.

Популярное в

))}
Loading...
наверх