Казаки и не только: ГИБДД сдает полномочия по штрафам

Камера фиксации нарушений, архивный кадр

В Омске агрессивный водитель атаковал казака, который охранял стоявшую на обочине камеру ГИБДД на треноге. В итоге драчуна задержали, а у «охранника» сломан нос. Оказалось, что местная Госавтоинспекция отдала на откуп казачеству присмотр за камерами еще в 2015 году. Как выяснила «Газета.Ru», подобная практика — отнюдь не омское ноу-хау и применяется в разных регионах.

Эксперты считают, что передача комплексов в частные руки чревата для водителей липовыми штрафами.

Необычный дорожный, а скорее придорожный конфликт произошел в День Победы на дороге в районе омской улицы Демьяна Бедного. Агрессивный водитель остановился рядом с треногой и высказал охранявшему имущество мужчине в казачьей форме свое недовольство установкой комплекса. После этого автомобилист перешел от слов к делу. Ударив представителя казачества по лицу, мужчина поспешил скрыться на своем автомобиле. В свою очередь, казак вызвал с помощью «тревожной кнопки» в своей машине экипаж Росгвардии.

Прибывшие на место сотрудники вневедомственной охраны выяснили, что у 31-летнего «охранника» помимо сломанного носа множественные гематомы, и вызвали скорую. Пострадавшего госпитализировали с диагнозом «перелом носа и повреждение мягких тканей лица».

По цвету, марке и госномеру личность водителя быстро установили. Им оказался 36-летний житель центрального района Омска. Несмотря на то что он совсем недавно купил машину и по базе номеров стражи порядка вышли на ее старого владельца, найти злоумышленника все равно не составило труда. Драчун был задержан. Оказалось, что ранее он уже привлекался к уголовной ответственности за нанесение побоев и умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести. Из беседы с правонарушителем выяснилось, что его действия были вызваны недовольством из-за расположения треноги.

Почему казаки «следят» за водителями

На новость об избиении казака обратили внимание СМИ, и вовсе не из-за рядового мордобоя — многих удивил сам факт, что охрану камер ГИБДД осуществляют подобные структуры.

Право осуществлять фото- и видеофиксацию нарушений с помощью треног было предоставлено казакам органами МВД по распоряжению губернатора Омской области с 2015 года. Это связано с сокращением штата Госавтоинспекции в 2013 году и урезанием ряда функций ГИБДД.

Как сообщают местные СМИ, комплексы автоматической фотофиксации нарушений ПДД казаки получили безвозмездно в рамках соглашения с УМВД России по Омской области. Казаки работают по сменному графику 5/2: в семь утра построение, с восьми утра и до семи вечера они на местах расстановки. В рабочую смену за каждым казаком закрепляется отдельный комплекс и место, где он должен стоять и охранять технику. Каждый день казаки работают с разными камерами, которые отличаются требованиями по установке и настройке.

Собранную информацию о нарушении ПДД они впоследствии передают в ГИБДД, за что получают материальное вознаграждение. По информации местных СМИ, в среднем за охрану одного комплекса за смену может выходить около 1 тыс. рублей.

Наделение казаков правом владеть камерами вызвало неоднозначную реакцию жителей Омска. Между ними и водителями нередко происходят конфликты: на них нападают или портят оборудование. Многие автовладельцы подъезжают к камерам, открывают капот машины и перекрывают обзор.

В случае встречи с негативно настроенными водителями казаки имеют право применить газовый баллончик, задержать человека и вызвать полицию. После того, как случаи кражи и порчи камер приобрели массовый характер, представителям ГИБДД пришлось обратиться к населению с призывом «не пинать камеры».

Эксперты о «камерном» бизнесе

Координатор сообщества «Синие ведерки» Петр Шкуматов отмечает, что передача полномочий ГИБДД — это «повсеместная практика», которая приводит к многочисленным нарушениям:

«Эти камеры на треногах устанавливаются не по ГОСТу, с нарушением инструкции, их ставят так, что комплекс завышает скорость — этого можно достичь, поставив камеру определенным образом. Я сам «попал» под такую треногу. Ехал 105 км/ч по круиз-контролю, то есть реально около 100, а штраф мне пришел за езду со скоростью 115 км/ч. Обжаловать невозможно — фиксация в автоматическом режиме, надо доказывать, что я не виноват, но как это сделать, непонятно».

По мнению Шкуматова, необходимо прекращать распространенную в регионах практику государственно-частного партнерства (ГЧП), когда бизнес несет расходы по установке и эксплуатации комплексов, а государство делится определенным процентом со штрафа.

«В Екатеринбурге, насколько я знаю, с каждого штрафа этот бизнес получает 260 рублей. То есть когда я минимальный штраф в 500 рублей оплачу со скидкой, то есть отдаю 250 рублей, то государство тут еще и в минусе остается, — говорит активист. — В этой сфере кормится очень много людей, аффилированных с самими чиновниками. Это же очень прибыльный бизнес. Та же камера на треноге стоимостью полмиллиона рублей окупается где-то за неделю. Дальше уже идет прибыль. То есть за год это «пятьдесят концов», так что автомобилисты — это новая нефть Россия. Где еще получить такую прибыль?» — задает риторический вопрос Шкуматов.

По его мнению, неудивительно, что в эту сферу «полезли казаки, еще там кто-то».

«Люди тут становятся мультимиллионерами. И самое страшное — я уверен, что никакого особого контроля со стороны государства тут нет. Где этот казак ее поставил, правильно ли она стоит или завышает, неважно — главное, чтобы штрафы исправно собирала», — резюмирует активист.

Еще один собеседник «Газеты.Ru», занимающийся производством комплексов фото- и видеофиксации, отметил, что привлечение к обслуживанию комплексов прогосударственных частных партнеров — это нормальная практика. «В этом ничего такого криминального нет. Если бы камерами занимались только сотрудники ГИБДД, то их пришлось бы нанимать еще больше. А полиции и так у нас больше, чем в любой другой стране. Поэтому привлекают всяких людей: специалистов и не очень», — отметил он.

Специалист подтвердил, что зачастую эти компании придумывают разнообразные способы, чтобы обманным путем собрать больше штрафов.

«Иногда в погоне за длинным рублем операторы жульничают. Если какая-то такая компания начнет за рубежом так делать и ее поймают на этом, то она навсегда лишится права заниматься этой деятельностью, аннулируются все эти договоренности государственно-частного партнерства и ее изгоняют взашей. У нас это не работает, поскольку в получении большего количества штрафов заинтересована не только эта компания, но и, собственно говоря, сама местная власть», — считает эксперт.

По его словам, если человек недобросовестный, он найдет способ, как «заработать» и с треногой, и со стационарным комплексом. Влияет, как считает собеседник «Газеты.Ru», даже место установки этого комплекса. «То есть в одном случае, когда эти комплексы ставят в аварийно-опасных участках, где действительно нарушение скорости может привести к беде, будет один результат, а в другом, когда ставят временный знак «40» на прекрасной и хорошо освещенной магистрали, это совсем другое. И результаты по штрафам будут, конечно, разные. Здесь проблема не в комплексах, проблема в людях. Комплексы — это всего лишь техническое средство», — говорит специалист.

Источник ➝