Автомобили-самоделки из СССР: от расцвета до заката

Свободе, предоставленной советским самодельщикам 1960–1980‑х годов, сегодня можно только позавидовать.

О первых советских самодельных «гран-туризмо» — порой они были фанерными, но все равно ездили! — мы уже рассказали. Позже гаражные умельцы освоили новый материал. А потом наступил подлинный расцвет эпохи эксклюзивных спорткаров...

Комиссии ДОАМ (Добросольное общество автомотолюбителей) одобряли смелые и подчас даже революционные, особенно для нашего автопрома, конструкции.

Самодельщику, правда, необходимо было представить документы на законную покупку агрегатов и материалов, которые, как было написано в требованиях, должны быть «сэкономленными» на производстве или «некондиционными».

Однако точно знаю: получить вышеуказанные справки было не очень сложно.

Один из самых продвинутых автомобилей 1980‑х — Орор, созданный Генрихом Матевосяном.
Компактное купе «Золотой Лист» на узлах Запорожца было трехместным — сзади одно сиденье поперек. Кузов — двухслойный, с утеплителем между наружными и внутренними деталями.
Конечно, создателям спортивных автомобилей захотелось иметь уже и оригинальные, как тогда писали, анатомические сиденья. Сооружали и самопальные рули, более модные и удобные, чем серийные: меньшего диаметра, например — из медной трубы, обшитой кожей. Появились и куда более серьезные изобретения.

Игорь Губарев из Тбилиси сделал внешне совсем не выдающийся седан по имени Варико, к теме спортивных самоделок отношения, в общем-то, не имеющий. Однако умелец соорудил гидропневматическую подвеску — по типу ситроеновской!

А у хэтчбека Весна Владимира Миронова с мотором ВАЗ‑2101 и довольно простым дизайном задние колеса приводились через самодельный двухременный вариатор! Впрочем, такие работы все-таки были исключением. Но тяга к «гран-туризмо» росла и ширилась.

ГТЩ, Сатана, ЮНА

Изящная Ласка Александра Мищенко с мотором ВАЗ‑2101 и вклеенным ветровым стеклом.

В 1969 году москвичи братья Анатолий и Владимир Щербинины построили приземистое спорткупе, которое позднее стали называть ГТЩ. Машину оснастили двигателем ГАЗ‑21 (исключение из технических правил, причем не единственное), агрегатами ГАЗ‑69 и ГАЗ‑12 ЗИМ. Стеклопластиковый кузов на пространственной раме выглядел вполне профессиональным. При его создании умельцы предусматривали как классическую, так и среднемоторную ­компоновку.

Один из самых элегантных автомобилей 1960‑х — купе ГТЩ, построенное на узлах ГАЗ‑21 братьями Щербиниными.
Спорткупе ЮНА работы братьев Алгебраистовых, ­созданное на агрегатах Волги в 1980 году, развивало почти 200 км/ч.

Братья Щербинины на этом не остановились. Найдя единомышленников — тоже братьев, Станислава и Юрия Алгебраистовых — в 1980 году создали новое спорткупе с клиновидным по моде тех лет кузовом и фарами, закрытыми щитками с электроприводом. Таких машин под именами Сатана (версия Щербининых) и ЮНА (автомобили Алгебраистовых), отличающихся деталями отделки, сделали как минимум, четыре. На улицах автомобили принимали за импортные. У купе даже стандартных дверных ручек не было, вместо них — кнопки, да и колесные диски стояли импортные — красивые.

Вега‑1600 GТ Виталия Руденко и Александра Костина имела типичную для восьмидесятых годов конструкцию: стеклопластиковый кузов на пространственной раме, агрегаты ВАЗ‑2101 — и выделялась тщательностью проработки деталей.
В Веге, как и во многих машинах середины 1980‑х, салон был собран практически из оригинальных элементов.

В 1980 году в правилах для самодельщиков появился пункт о допустимом объеме двигателя 1,2 л (то есть ВАЗ‑2101), предельная мощность возросла до 45 л.с. на тонну, а длина автомобиля — с 3500 до 4200 мм. Но делали ведь машины и с волговскими моторами. Хотя важнее было то, что самодельщики упорно и всё смелее внедряли на своих автомобилях новшества, на которые официальный советский автопром, по сути, не обращал внимания.

Именно на самоделках появились электростеклоподъемники и гидроусилители руля (в СССР стоящие лишь на правительственных Чайках и ЗИЛах), дистанционная регулировка наружных зеркал и даже вклеенное ветровое стекло. Помимо всего этого на спорткупе Орор (по-армянски Чайка) Генриха Матевосяна были открывающиеся вверх двери с газовыми упорами, убирающиеся фары с электроприводом, кондиционер. Чтобы не загромождать небольшой багажник, запаску самодеятельный конструктор пристроил под машину, снабдив ее крепление электроприводом!

Последние советские технические требования к самоделкам ввели в 1987 году. Согласно им, мощность не должна была превышать 50 л.с. на тонну. Что делало некоторые машины очень динамичными. Ведь каркас строили иногда не из стали, а алюминия, да и иные элементы автомобиля старательно просчитывали для снижения массы.

Лаура, Панголина...

Звездой первой половины 1980‑х стала Лаура ленинградцев Дмитрия Парфёнова и Геннадия Хаинова. Две одинаковые машины имели серийный мотор ВАЗ‑2105 с коробкой передач ЗАЗ‑968. В остальном стеклопластиковое купе с авангардным дизайном разительно отличалось от серийной советской продукции.

Одна из вершин советского самавто — Лаура ленинградцев Парфёнова и Хаинова отличалась множеством оригинальных инженерных решений.
Автомобиль был переднеприводным со ШРУСами Нивы (ВАЗ‑2108 еще не пошел в производство). В самодельной передней подвеске типа McPherson использовали амортизаторы от грузовика ЗИЛ‑130 и шаровые опоры ВАЗ. Задняя подвеска тоже была оригинальная: на продольных рычагах и с самодельными стойками на основе амортизаторов ЗАЗ. Передние ступицы — оригинальные, дисковые тормоза — от Москвича‑2140. В салоне, за дверями с электрозамками — анатомические сиденья, комбинация приборов с несколькими дисплеями, кнопочное управление всем и вся, включая отопитель салона. На улицах Лауры собирали толпы любопытных, не было ни одного солидного печатного издания, не уделившего им внимания.

Не меньший фурор произвела в 1983 году Панголина Александра Кулыгина. Конструктивно она была попроще Лауры: привод на задние колеса, подвески — ВАЗ. Зато средняя часть зубило­образного, по мировой моде тех лет, кузова, крыша и боковины открывалась целиком с помощью электропневмоподъемников, обзор назад обеспечивал ­перископ на крыше.

Панголина Александра Кулыгина — гордость последних лет советского «самавто».
Салон Панголины, казалось, сродни интерьеру космического корабля.
Салон Лауры поражал, в частности, оригинальными сиденьями и необычными приборами. Сейчас такая «музыка» выглядит довольно забавно, но в середине 1980‑х это был советский авангард.
Во второй половине 1980‑х многим казалось: вот он — вектор развития отечественного автопрома! Взгляд этот был, конечно, наивный. Самоделки, в том числе самые продвинутые, были совершенно не приспособлены для массового производства, а советский автопром решал совсем другие, куда более прозаичные задачи и пока абсолютно не испытывал недостатка в покупателях.

А вскоре и движение «самавто» сильно трансформировалось. Желание иметь эксклюзивный спортивный автомобиль никуда не делось, но появились иные, незнакомые ранее заботы. Как ни крути, а вся эта самиздатовская деятельность требовала уймы свободного времени. Или, скажем, уже заказов. Но ведь себестоимость таких машин по-настоящему никто и никогда не просчитывал. Пришло куда более прагматичное время, да и выбор на рынке — не чета прежнему.

Хорошо, что некоторые шедевры советского «самавто» сохранились и даже стали представлять интерес для коллекционеров. Итог этой увлекательной истории — вполне логичный и далеко не худший.

Источник ➝

Забытый автопроект СССР: переднеприводный «эстонец»

В 1965 году организация «Эстонский республиканский союз потребительских обществ» решила создать грузовичок для мелких перевозок.

В 1965 году организация «Эстонский республиканский союз потребительских обществ» решила создать грузовичок для мелких перевозок. Первый прототип ЭТ 500 был рассчитан на 500 кг груза и оснащен 26‑сильным мотоциклетным двигателем.

Доработанная машина ЭТ 600 с 27‑сильным мотором от Запорожца весила 750 кг и могла перевозить уже 600 кг.

Основной изюминкой «эстонца» стал передний привод!

Впрочем, любопытна и стеклопластиковая кабина, откидывающаяся вперед (нужно было открутить пару болтов). Но серийной машина не стала: изготовили несколько десятков экземпляров.

 

Крах такси в России: нас ждет рост цен, кражи, водители без прав

Ещё пять лет назад было принято ловить такси на улице или звонить в диспетчерскую по телефону. Однако всё быстро поменялось: сейчас 85% пассажиров заказывают такси через мобильные приложения. Большая часть пассажиров использует безналичную оплату картой, что привело к появлению фирм по обналичиванию денег, так называемых подключашек, - ведь таксисту нужны наличные, но он не трудоустроен.

Заказ клиенты делают через компанию-агрегатор, которая берет на себя функцию определения цены поездки и выступает агентом при получении платежа от пассажира.

Официальная комиссия агрегаторов колеблется в пределах 15–25% от оплаты поездки. Почему же пассажиры жалуются на высокую стоимость услуг такси, а водители — на то, что возят людей за цену бензина?

 

Ларчик открывается просто. Дело в том, что водитель не знает (или думает, что знает), сколько денег списано со счета пассажира агрегатором. В приложении водителю может показываться одна цена поездки (например, 300 рублей), а с карты пассажира будет списана другая (скажем, 700 рублей). В результате водитель уверен, что везёт человека за смешные деньги, а пассажир так же искренне недоумевает, почему водитель недоволен, ведь за 20 минут поездки заплачено немало.

Таким образом, агрегаторы надувают как водителей, так и пассажиров, которых приучили к безналичной оплате поездок — картой или по корпоративному контракту. Если вы житель большого города, то, чтобы сэкономить на такси при вызове из приложений агрегаторов, выберите способ оплаты наличными — и будете приятно удивлены. Некоторые поездки окажутся для вас чуть ли не вдвое дешевле. И водители тоже будут довольны, потому что их доход вырастет.

Однако этот рецепт скоро перестанет работать, потому что в среде агрегаторов на наших глазах возникает монополия, которая окончательно сформируется после слияния крупнейшего регионального агрегатора «Везёт» и крупнейшего агрегатора столичного региона «Яндекс.Такси». По данным Discovery Research Group, в первом полугодии 2019 года доля «Яндекс.Такси» в российском рынке агрегаторов такси составляла 46,7%, а на долю «Везёт» приходилось 24,1% рынка. В сумме — 70,8%, а это де-факто монополия. На некоторых региональных рынках доля объединённого агрегатора превысит 90%. Какие последствия ждут пассажиров и водителей? С моей точки зрения — только негативные.

Водители по-прежнему будут возить клиентов агрегаторов за копейки — фактически по себестоимости, что приведёт к окончательному исчезновению профессионалов в этом секторе рынка и замещению их мигрантами. Уже сегодня, по данным МВД, более половины водителей такси в Москве — мигранты.

Пассажиры, как ни странно, станут платить за поездки больше, особенно если используют безналичную оплату или оплату по привязанной банковской карте. Разницу присвоит агрегатор, а настоящую комиссию с поездки, которая может достигать в некоторых случаях 80%, мы никогда не узнаем.

В итоге всё это приведёт к росту числа криминальных инцидентов в такси, так как мелкие кражи станут для таксистов хорошим, а иногда и единственным источником доходов. Уже сейчас обнаруживается, что в такси идут люди, находящиеся в федеральном розыске, не име­ющие или лишённые водительского удостоверения, множатся случаи работы по поддельным документам и аккаунтам.

Такси станет крайне опасным способом передвижения как в плане аварийности, так и с точки зрения личной безопасности, при этом обходиться оно будет пассажирам дорого, потому что аппетиты у агрегатора-посредника весьма нескромные. Государственное регулирование этого сектора экономики отстаёт минимум на десять лет, а депутаты до сих пор не могут договориться между собой. Или не хотят. Надежды на то, что государство резко поумнеет и примет закон, защищающий интересы водителей и пассажиров, нет. Иначе как словом «крах» сложившуюся ситуацию не обозначишь.

 

 

Картина дня

))}
Loading...
наверх